Прямая речь

Выдающийся русский философ Н. Бердяев, крупнейший оппонент Ленина, в связи с революцией 1917 года тоже писал о перевороте, но перевороте другого свойства: «Наступил час, когда народ не пожелал больше терпеть неправды социального строя, и весь строй души народной перевернулся. Ленин не мог бы осуществить своего плана революции и захвата власти без переворота в душе народа». 
*** 
В связи с вопросом о белом и красном терроре интересно сопоставить совпадающие по сути независимые свидетельства двух американцев, волею судеб оказавшихся во время гражданской войны в России по разные стороны от линии фронта. Один из них, Альберт Рис Вильямс, встретил Октябрь в Петрограде, а затем, по его словам, «большую часть времени проводил среди солдат, крестьян и рабочих». Выступая в 1919 году в сенате США, он заявил: «Призовите на суд истории с одной стороны большевиков, а с другой - белогвардейцев и черносотенцев, и прёдложите им поднять руки. Я знаю, что мозолистые и загрубелые от работы руки крестьян и рабочих будут сиять белизной по сравнению с обагрёнными кровью руками этих привилегированных джентльменов». 
*** 
В первые же дни после захвата власти большевиками капитан французской военной миссии в России Жак Садуль записал в своих дневниках, которые впоследствии были изданы: «Сегодня большевизм - это факт. Я его констатирую. Он - сила, которой, на мой взгляд, никакая другая сила в России не может противостоять... Огромное большинство в армии и, может быть, в массе рабочих и крестьян идёт за большевиками...». 
*** 
В письменных ответах на вопросы американского агентства «Юнайтед Пресс» Ленин 20 июля 1919 года подчеркнул: «После революции 25 октября (7 ноября) 1917 года мы не закрыли даже буржуазных газет, и о терроре не было и речи. Мы освободили не только многих министров Керенского, но и воевавшего против нас Краснова. Лишь после того, как эксплуататоры... стали развёртывать своё сопротивление, мы начали систематически подавлять его, вплоть до террора». 
*** 
Философ Н. Бердяев отмечал: «Разложение императорской России началось давно. Ко времени революции старый режим совершенно разложился, исчерпался и выдохся. Нельзя даже сказать, что Февральская революция свергла монархию в России, монархия в России сама пала, её никто не защищал, она не имела сторонников... Большевизм, давно подготовленный Лениным, оказался единственной силой, которая, с одной стороны, могла докончить разложение старого и, с другой стороны, организовать новое».

Газета "Хочу в СССР"